Berkut. 25 (2): 109-129. 2016.

 

Успешность размножения и динамика численности белого аиста (Ciconia ciconia) в Украине в 2014–2016 гг.

В.Н. Грищенко, Е.Д. Яблоновская-Грищенко

Киевский национальный университет имени Тараса Шевченко, УНЦ «Институт биологии и медицины», Каневский природный заповедник; ул. Шевченко, 108, г. Канев, Черкасская обл., 19000, Украина
National Taras Shevchenko University of Kyiv, Institute of Biology and Medicine, Kaniv Nature Reserve; Shevchenko str. 108, Kaniv, 19000, Ukraine
Corresponding author: В.Н. Грищенко (V.N. Grishchenko), e-mail: aetos.ua@gmail.com

Breeding success and number dynamics of the White Stork (Ciconia ciconia) in Ukraine in 2014–2016. - V.N. Grishchenko, E.D. Yablonovska-Grishchenko. - Berkut. 25 (2). 2016. - We studied the main parameters of the White Stork population on a net of permanent monitoring plots. This project has started in 1992. The net of plots constantly developed and enlarged. Number dynamics, breeding success, migration and nesting phenology were explored. The vast material obtained during 25 years allows to compare data for a year with long-term normals. In 2014–2016, we with voluntary helpers controlled 143 plots in 22 regions of Ukraine, 115 to 133 in a year. The total area of them amounted to 8.6–9.3 ths km2. The net had 1611 to 1929 occupied nests of storks, 3 to 62 nests on a plot. Arrival was early in these three years. In 2015 and 2016, fledglings left their nests in usual times, in 2014 – earlier. All three years were unfavourable for breeding of storks. Reproductive parameters in 2014 and 2016 were essentially below the long-term average values, the year 2015 became one of the worst during the whole period of our observations. Storks raised on average 1.86–2.28 fledged youngs per breeding pair (JZa) and 2.37–2.66 ones per successful pair (JZm). JZa-values made only 76.5–93.8% from long-term normals, JZm-values – 85.3–95.7%. From 15.4 to 22.5% of pairs bred unsuccessfully (116.2–169.9%). The worst situation developed in West Ukraine. Storks produced here only 1.71–1.73 fledglings per pair (JZa) in all three years (25-year average: 2.21 ± 0.02). The number increased in 2014, but since 2015 it began to fall. The stork population in Ukraine decreased in 4.9% in 2015 and in 4.0% in 2016. Changes of number went in different parts of the country discordantly, therefore the total decline was moderate. In separate regions it amounted to 8–10%. The largest number decreasing was observed in the Forest Zone (northern regions). At the same time the population of storks increased in South-East Ukraine. The main reason of these negative events was the enduring and intense drought embraced the vast territories. The Ukrainian population of the White Stork came in the period of depression that caused by unfavourable conditions in the breeding area. It proves itself in very low productivity of breeding and number decreasing. The first signs of this depression have appeared in the west of Ukraine in 2014, in 2015 and 2016 it covered already the whole country. [Russian].
Key words: monitoring, population, breeding, number, migrations, phenology, weather conditions, drought.

Ежегодные мониторинговые наблюдения за популяцией белого аиста в Украине были начаты в 1992 г. Собранный за 25 лет обширный материал дает возможность сравнивать данные за конкретный год с многолетними нормами. В 2014–2016 гг. наблюдения проводились на сети постоянных мониторинговых участков в 22 областях Украины. Всего данные получены со 143 участков, от 115 до 133 за год. Суммарная их площадь составляла 8,6–9,3 тыс. км2. Под наблюдением находилось от 1611 до 1929 гнезд аистов. Контролировались количество гнездящихся пар и результаты их размножения. По полученным сведениям определялись прирост численности и репродуктивные показатели. В качестве дополнительной информации собирались данные по фенологии миграций и размножения. Прилет аистов все три года отмечался рано, несколько раньше средних многолетних сроков. В 2015 и 2016 гг. птенцы покидали гнезда в обычные сроки, в 2014 г. – раньше. Все три года были неблагоприятными для размножения аистов. В 2014 и 2016 гг. репродуктивные параметры снизились существенно ниже нормы, а 2015 г. оказался вообще одним из худших за 25-летний период наблюдений. Хуже всего ситуация сложилась на западе Украины. В 2014 г. популяция белого аиста восстановилась после небольшого спада, произошедшего в ряде регионов в 2013 г. Он был вызван сильным и длительным похолоданием в третьей декаде марта. В 2015 г. на большей части территории Украины начался спад численности, который продолжался и в 2016 г. Ее изменения в регионах шли вразнобой, не были синхронными, поэтому сокращение популяции в целом оказалось незначительным. Наибольшее снижение численности произошло в Полесье. При этом на юго-востоке Украины отмечался ее рост. Основная причина всех этих неблагоприятных явлений – длительная и сильная засуха, охватившая огромные территории. Украинская популяция белого аиста вошла в период депрессии, вызванной неблагоприятными условиями в области гнездования. Проявляется она в очень низкой продуктивности размножения и снижении численности. Первые признаки депрессии появились в 2014 г. на западе Украины, а в 2015–2016 гг. она охватила уже всю страну.
Ключевые слова: мониторинг, популяция, размножение, численность, миграции, фенология, погодные условия, засуха.



 

Литература

Грищенко В.М. (1992): Хід прильоту шпака в районі Карпат. - Беркут. 1: 78-85.

Грищенко В.Н. (1994): Некоторые наблюдения за бродячей группой черных аистов в июне. - Беркут. 4 (1-2): 94.

Грищенко В.М. (1995): До питання про динаміку чисельності білого лелеки на північному сході України. - Проблеми вивчення та охорони птахів: Мат-ли VI наради орнітологів Зах. України (м. Дрогобич, 1-3.02.1995 р.). Львів-Чернівці. 37. 

Грищенко В.Н. (2004): Динамика численности белого аиста в Украине в 1994–2003 гг. - Беркут. 13 (1): 38-61.

Грищенко В.М. (2005): Чарівний світ білого лелеки. Чернівці: Золоті литаври. 1-160.

Грищенко В.Н. (2009): Катастрофические годы для белого аиста: анализ трех случаев  в Украине. - Беркут. 18 (1-2): 22-40.

Грищенко В.Н. (2015): Индекс благоприятности года как инструмент мониторинговых исследований. - XIV Международная орнитологическая конференция Северной Евразии (Алматы, 18-24 августа 2015 г.). I. Тезисы. Алматы. 156-157. 

Грищенко В.Н., Яблоновская-Грищенко Е.Д. (2010): Состояние популяции белого аиста в Украине в 2010 г. - Беркут. 19 (1-2): 81-92.

Грищенко В.Н., Яблоновская-Грищенко Е.Д. (2011а): Состояние популяции белого аиста в Украине в 2011 г. - Беркут. 20 (1-2): 37-51.

Грищенко В.Н., Яблоновская-Грищенко Е.Д. (2011б): Распространение белого аиста в Крыму и некоторые аспекты расселения вида. - Беркут. 20 (1-2): 52-64.

Грищенко В.Н., Яблоновская-Грищенко Е.Д. (2012): Состояние популяции белого аиста (Ciconia ciconia) в Украине в 2012 г. - Беркут. 21 (1-2): 50-63.

Грищенко В.Н., Яблоновская-Грищенко Е.Д. (2013а): О границе ареала белого аиста (Ciconia ciconia) в Херсонской и Запорожской областях. - Беркут. 22 (1): 29-43.

Грищенко В.Н., Яблоновская-Грищенко Е.Д. (2013б): Состояние популяции белого аиста (Ciconia ciconia) в Украине в 2013 г. - Беркут. 22 (2): 90-103. 

Грищенко В.М., Яблоновська-Грищенко Є.Д. (2014): Авіфауністичні спостереження на півдні України у 2013 р. - Авіфауна України. 5: 9-12. 

Ільчук В.П. (2015): Матеріали по фенології міграції птахів у південній частині Рівненської області. - Авіфауна України. 6: 66-72.

Ільчук В.П., Журавчак Р.О. (2015): Матеріали по фенології міграції птахів на півночі Рівненської області. - Авіфауна України. 6: 73-82.

Інформаційний щорічник щодо активізації небезпечних екзогенних геологічних процесів за даними моніторингу ЕГП. Київ, 2015. 12: 1-55.

Інформаційний щорічник щодо активізації небезпечних екзогенних геологічних процесів за даними моніторингу ЕГП. Київ, 2016. 13: 1-89.

Кескпайк Ю.Э., Роотсмяэ Л. (1989): Весенняя миграция серого журавля в Эстонии в 1978–1985 гг. - Сообщ. Прибалт. ком. по изуч. миграции птиц. Тарту. 21: 111-121.

Матвійчук О.А., Пірхал А.Б., Ремінний В.Ю. (2015): Кадастр наземних тетрапод Вінницької області. Вінниця: Нілан-ЛТД. 1-436.

Редінов К.О. (2016): Матеріали по фенології міграції птахів на заході Миколаївської області. - Авіфауна України. 7: 69-77.

Шевцов А.О., Балацький Л.Ю. (2015): Нові дані по рідкісних та малочисельних видах птахів Східної Кіровоградщини. - Авіфауна України. 6: 43-48.

Creutz G. (1988): Der Weißstorch. Neue Brehm-Bücherei. 375. Wittenberg Lutherstadt: A. Ziemsen Verlag. 1-236.

Denac D. (2006): Resource-dependent weather effect in the reproduction of the White Stork Ciconia ciconia. - Ardea. 94 (2): 233-240.

Grishchenko V. (2010): Monitoring of the White Stork (Ciconia ciconia) number dynamics in Ukraine in 1994–2009. - Bird Numbers 2010. «Monitoring, indicators and targets». 18th Conference of the European Bird Census Council. Book of abstracts. 22–26 March 2010, Cáceres, Extremadura, Spain. 110-111.

Hornberger F. (1943): Ungewöhnliche Storch-Ankunft auch 1943. - Vogelzug. 14 (2-3): 109-112.

Jovani R., Tella J.L. (2004): Age-related environmental sensitivity and weather mediated nestling mortality in white storks Ciconia ciconia. - Ecography. 27 (5): 611-618.

Keskpaik J. (1990): Phenological observations in bird migration studies. - Baltic Birds 5. Riga: Zinatne. 1: 204-210.

Nevoux M., Barbraud J.-C., Barbraud C. (2008): Nonlinear impact of climate on survival in a migratory white stork population. - J. Animal Ecol. 77 (6): 1143-1152.

Onmuş O., Ağaoğlu Y., Gül O. (2012): Environmental Factors Affecting Nest-Site Selection and Breeding Success of the White Stork (Ciconia ciconia) in Western Turkey. - Wilson J. Orn. 124 (2): 354-361.

Schimkat J. (2004): Sind die Bestände der ostziehenden Weißstörche Ciconia ciconia stabil? - Actitis. 39: 75-108.

Schüz E. (1952): Zur Methode der Storchforschung. - Beitr. Vogelkunde. 2: 287-298.